Информационно-образовательный портал Хабаровского края
 

версия для слабовидящих

Белый берет

«Дед, ну не будь занудой! – тринадцатилетняя правнучка Леночка капризно надула губки и для убедительности даже топнула ножкой, обутой в модный дорогой сапожок, - Что ты уперся?! Нет, ну ты только прикинь: прихожу я завтра в своем черном блестящем плаще и в этом берете! Все в отпаде!!!

Это же не ерунда какая-нибудь – это ра-ри-тет (Леночка проговорила это слово по слогам, смешно оттопырив губу). Правда, сюда бы еще белые перчаточки, было бы вообще улетно!»

«А ты знаешь, ведь были к этому берету перчатки, точнее рукавички, - Сергей Викторович, наверное, в первый раз заговорил с правнучкой о своем детстве. (Когда-то, когда Леночка была младше, он пытался что-то рассказывать о тех страшных временах. Но жена внука попросила «не травмировать психику ребенка», и до сегодняшнего дня Сергей Викторович старался молчать о своих воспоминаниях). Он повернулся к окошку: по улице проносились автомобили, нарядно одетые люди спешили по своим делам…

Любимый город: Петербург. Петроград. Ленинград. Сейчас опять Петербург. Сергей Викторович смотрел на сегодняшний город, а видел город своего детства: полуразрушенные дома с выбитыми стеклами, пустынные улицы.

Вот также десятилетний Сережка и его сестра – четырехлетняя Леночка напряженно всматривались в утреннюю темноту из этого самого окна зимой 1941-1942. Они ждали, когда с ночной смены придет мама. Мама была волшебницей: она доставала из кармана три кусочка хлеба: маленькие она сразу отдавала детям, а тот, что побольше, разрезала на две равные половинки. А потом мама торопливо целовала Леночку, говорила Сережке, что он старший, и что она надеется на него, и уходила опять на работу. Половинки нужно было съесть в обед, но дети никогда не могли дождаться нужного часа. Хлеб съедался почти сразу после маминого ухода. Крошки тоже делились поровну. Вечером, когда от голода подводило живот, мама опять приходила и опять приносила сказочно вкусный хлеб.

Сама мама хлеба не ела. Она говорила, что на работе наедается вдоволь (Только через несколько лет Сережка понял цену этой святой материнской лжи). А потом мама начала угасать. Сережка отчетливо помнит, как поздно вечером, когда Леночка уже спала, мама попросила его достать из шкафа курточку с меховым воротником. Это был предвоенный подарок отца. К курточке мама связала тогда, в счастливую предвоенную весну ослепительно-белый беретик и рукавички…

А с тех пор, как в доме появилась страшная бумага со словами: «…Ваш муж пал смертью храбрых…», мама повесила курточку в дальний угол шкафа и сказала: «Мы все равно будем ждать его. Однажды папа вернется, и мы вчетвером пойдем гулять в парк. И вот тогда я надену эту курточку». Сейчас же ослабевшей рукой мама гладила блестящий и вкусно пахнущий материал. Она, наверное, вспоминала сказочную довоенную пору…

Утром мамы не стало…

Леночка громко ревела, звала и тормошила маму. И тогда Сережка лихорадочно схватил курточку и стал надевать на сестренку. Длинные рукава пришлось подкатать, коротенькая курточка волочилась по полу за маленькой Леночкой, берет сползал на глаза, рукавички сваливались с худенькой ладошки. Но Леночка казалась себе принцессой.

Вот такой принцессой в шикарнейшем взрослом наряде с гордо поднятой головой шла она по улицам города рядом с верным подданным Сережкой, когда, взяв у соседей санки, везли они на кладбище свой страшный груз.

… Рукавички Леночка потеряла в очереди за хлебом почти сразу же…

… Курточку пришлось обменять на крупу, когда закончились продуктовые карточки…

Но с беретом Леночка почти не расставалась. Она даже спала в нем.

… А потом был детский дом и решение руководства отправить хотя бы малышей на Большую землю по «Дороге жизни»…

Десятилетний Сережка уже давно не считался малышом.

Вечером накануне отправки Леночка пробралась в спальню к мальчишкам, и дети проговорили всю ночь, обнявшись под тоненьким одеялом. Сережка успокаивал сестру, как мог. Он обещал, что они обязательно встретятся. Что наступит то сказочное время, когда он купит Леночке красивую курточку с меховым воротником, она наденет свой белый берет, и они отправятся в булочную (Сережка точно помнил, что бывают такие волшебные магазины, где на полках лежит много-много хлеба). И купят целую буханку, нет, пять буханок хлеба…

Уезжая Леночка неловко сорвала с головы берет и начала пихать его в руки брату. « Возьми… Помни… Я… Я... Люблю… Мама…» - бормотала она, всхлипывая. Сережка уткнулся лицом в берет: чуть-чуть, почти неуловимо пахло мамиными духами и леночкиными косичками.

Сережка заплакал…

А спустя несколько часов стало известно, что колонна, на которой везли малышей, попала под обстрел и теперь уже навсегда останется на льду Ладожского озера. Выжить не удалось никому…

Сергей Викторович отвернулся от окна. Из глубины комнаты на него смотрели огромные родные глаза, наполненные слезами, любовью, состраданием и еще чем-то, чего Сергей объяснить не мог. Вместо избалованной, капризной правнучки на стуле сидела ссутулившаяся, придавленная горем девочка. На вытянутых напряженных руках как огромную драгоценность держала она белый, все еще модный кокетливый беретик. Плечи ее дрожали. И вдруг она, как он почти семь десятков лет назад, зарылась лицом в этот берет и что-то жарко зашептала.

Сергей Викторович разобрал только: «Простите!»


Автор (из справочника):  Богдан Васильев

Возраст автора: 11 год

Мне нравится0

Возврат к списку

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Видео
Загрузка плеера
20 апреля 2018